https://spectate.ru/education-act/


Наталья Тихонова

художница, куратор

Harry Potter and the Order of the Phoenix, 2007, directed by David Yates

Я художница и куратор, поэтому просветительская деятельность — это часть моей практики. Я участвую в создании образовательного проекта «Естественная Циркуляция», иногда преподаю в школе Пайдейя, провожу лекции, ридинг-группы, воркшопы в различных институциях. Совместно с Мариной Пугиной мы делаем исследование, посвященное самоорганизованным школам современного искусства и распределению института власти внутри таких школ. Не секрет, что лекции, мастер-классы и воркшопы иногда единственный источник дохода для «негалерейных» художников — тех, кто не производит объектное искусство. Мои выставки часто имеют форму лекций-перформансов, я веду телеграм-канал, пишу тексты… В общем, получается, что образовательной или просветительской практикой в широком смысле слова можно назвать практически любое событие, мероприятие, деятельность в сфере современного искусства — делаешь ли ты медиа, сайт или блог, пишешь статьи, даешь мастер-классы или водишь экскурсию по своей выставке. Именно поэтому закон о регулировании образовательной деятельности вызвал такой широкий отклик в среде современного искусства и спровоцировал создание открытого коллективного письма против его принятия.

Педагогические практики — важная стратегия в современном искусстве, начиная с модернистских школ и самодеятельных кружков, заканчивая сегодняшними медиаактивисткими и архивными проектами. За счет своей простоты в организации коммуникации и разнообразии структур, школы, уроки, образовательные проекты стали эффективной, доступной и широкой формой активистких и художественных практик — поэтому художники в начале XXI века в рамках «социального поворота» обратились к педагогическим проектам. Очевидно, что просвещение, образование и педагогика — это важные процессы, формирующие сообщества, связи, гражданское общество.

Закон о регулировании просветительской деятельности — логичный шаг со стороны текущей государственной политики нашей страны. В современном тоталитарном государстве сфера образования и просвещения может существовать только в условиях жесткого регулирования и цензуры. Чтобы увидеть, насколько педагогические проекты находятся в сфере интересов государства, можно вспомнить, например, дело Михаила Иосилевича, возбужденное из-за уроков по обучению наблюдателей на выборах, проводимых движением «Голос».

Если честно, я не знаю, как будет работать этот закон в наших условиях, но, как сказано в открытом письме — для многих очевидно, что он будет иметь репрессивный характер. Об этом говорит и подходящее время для его принятия, и спешка, и непроработанность, и размытость формулировок. Аналогичную историю мы видели и с законом об иностранных агентах, от которого уже пострадала художница Дарья Апахончич, которая, кстати, занималась преподаванием русского языка.

Не уверена, что коллективное письмо поможет, но это важный претендент видимости художественного сообщества. Важно, что сейчас в российском современном искусстве сформировалось сообщество профессионалов разных возрастов, географий и контекстов, которые готовы объединяться, коллаборировать, отстаивать свои интересы, а не вести бесконечные междоусобные споры о дискурсах и борьбу за «ресурсы» (на самом деле, их остатки).

Мне очень симпатизирует и массовость письма, и его профессиональный язык. Это не формализованный «крик» или аффективное возмущение, а разбор закона с юристом и большая работа со СМИ для создания информационного отклика. Для нас всех это стало очередным важным опытом активистской деятельности и реальной политики. Все больше и больше людей в сфере искусства готовы брать на себя ответственность и открыто говорить о своих позициях, избавляться от пагубной привычки «не высовываться», заявлять о своих правах, быть видимыми не только в институциональных и жанровых рамках, но и действовать и заниматься активизмом и политикой в широком смысле слова.

Я считаю, что активное участие в политических процессах скоро станет таким же общим местом как, например, феминизм — перейдет из сферы специфичной деятельности узкого круга людей в сферу повседневности как гигиена или регулярные физические упражнения. Иногда это скучно, и где-то даже неприятно, но это необходимо — как, например, ходить в поликлинику или разбираться с налогами. При этом, «активизм» может быть совершенно разный — как подобные коллективные письма, так и появление на улицах, медиа-активизм, работа с НКО, волонтерство, реализация своих электоральных прав, работа на выборах, создание групп взаимопомощи и так далее. Необходимо вовлекаться и разбираться на практике, как работают политические процессы, и строить государственные институты, которые у нас отсутствуют. НКО не могут работать лишь на донатах, если это, конечно, не суммы, сопоставимые с бюджетами некоторых ведомств. Только совместные массовые действия и вовлеченность большого количества людей может быть соразмерна репрессивной машине.

Конечно, можно сказать, что такие письма ничего не изменят, также как и выражение своей гражданской позиции в форме одиночных пикетов или митингов, работа на выборах, прямая финансовая помощь, медиаактивизм… Я часто впадаю в ощущение бессмысленности всех своих действий, но если постоянно обесценивать то, что ты делаешь, как тогда вообще можно заниматься чем-то — будь то искусство или активизм?

Во-первых, это новые знания и опыт, новый навык, выход из своего «пузыря». Во-вторых, делясь своим опытом и ресурсами, мы можем найти или дать кому-то поддержку. В процессе мы общаемся, дружим, помогаем друг другу. Иногда приятно получить результат, просто решив чью-то проблему.

Недавно меня впечатлили слова художницы и активистки Ани Курбатовой: когда она работала членом ОНК, часто единственное, что она могла делать — это стоять и ругаться с сотрудниками СИЗО и ФСИН. Это не помогало, но пока она стояла и орала, они не били задержанного. У меня такое ощущение, что в ближайшее время все наши действия будут иметь похожую логику.

Recent Posts

See All

Интервью для ArtUzel про Видео Арт Клуб

http://artuzel.com/content/natasha-kazhetsya-my-poymali-vazhnuyu-volnu-intervyu-s-sozdatelnicami-video-art-kluba Текст из статьи: “Видео Арт Клуб” в ЦСИ им. С. Курехина кураторы Наталья Тихонова и Нат

Стихи - перевертыши

У войны не мужское лицо Но лёгкая мужская поступь Беспечная и сокрушительная,словно первый весенний дождь Спелая рожь Горит полыхает во мгле. У войны не мужское лицо Но мужской лукавый смех Лукавый