http://artuzel.com/content/natasha-kazhetsya-my-poymali-vazhnuyu-volnu-intervyu-s-sozdatelnicami-video-art-kluba





Текст из статьи:


“Видео Арт Клуб” в ЦСИ им. С. Курехина кураторы Наталья Тихонова и Наташа Трембовецкая запустили в августе 2020 года. В преддверии 7-ой встречи клуба, которые происходят раз в месяц в видео-зале, ART Узел расспросил его создательниц, как и зачем всё это работает, сколько еще будет продолжаться и какого зрителя ждут в этом сообществе.

Беседовала: Анна Крылова


Как появилась идея создать клуб?

Наталья Тихонова: Во время карантина не было выставок, и люди много времени проводили дома. В гостях мы часто смотрели клипы, видео и собственные скетчи, снятые на телефон, и обсуждали их. Тогда нам показалось, что это классный формат — совместный просмотр с обсуждением. Мы поняли, что в городе нет места, где можно в таком режиме смотреть видео, да и вообще показывать и обсуждать видеоарт. Нам стало интересно организовать такое мероприятие.

Наташа Трембовецкая: Да, в таких кухонных встречах возникла идея мероприятия, которое в своей основе сохранит и передаст неформальность домашнего просмотра и дополнит этот просмотр разноголосицей взглядов, дискуссией. Изначально у нас не было ограничений по формату видео. Мы с Наташей смотрели видео разных жанров — от популярных клипов и тик-токов до экспериментальных видео и видеоарта. В какой-то момент пришло осознание, что наш любительский интерес к живому изображению может стать формой клуба и продолжительной кураторской историей.

Наталья: Наташа делала выставку видеоарта в катакомбах Петрикирхе в Санкт-Петербурге, а многие мои кураторские проекты работают в формате событий, встреч и создания места для дискуссии. Многие мои кураторские проекты сконцентрированы на процессе. Так два наши полюса совместились — сделать комбинацию дискуссионного клуба о современных жанровых рамках видеоарта, и классический скрининг.

Мы решили предложить этот проект Центру Курехина, потому что здесь есть дружественный нам куратор Катя Юшкевич. Мы ей написали, им понравилась идея, мы быстро договорились о деталях, написали необходимые тексты для старта проекта и запустили опен-колл.

Наташа: К нашему удивлению и безусловной радости за две недели нам прислали более 30 видеоработ. Оказалось, что у многих художников, режиссеров и видеографов, и просто снимающих видео, есть желание показать и обсудить свои работы. Конечно же такая востребованность произвела на нас как на кураторов сильное впечатление. Стало очевидно, что мы приводим в движение какую-то новую (или просто обделенную кураторским вниманием) сферу актуального экспериментального видеоискусства. Площадок, где можно смотреть видео в формате скрининга, да еще и с обсуждением, мало или их просто нет, а контента, который можно рассматривать как видеоарт много.

Наталья: Мне кажется, мы поймали какую-то важную волну. Например, в нашем первом показе участвовала художница Диана Галимзянова, а осенью она начала делать свой Видео Клуб в Москве в галерее Бомба. Видео в России мало показывается, особенно если ты снимаешь что-то экспериментальное, еще не оформленное в выставочные проекты. С другой стороны, сегодня в кино, видео и искусстве движущегося изображения наступил переломный момент. Сейчас все могут снимать и монтировать. Даже на телефон можно в хорошем качестве снять и смонтировать готовое видео или фильм. Есть очень много доступных средств монтажа. Это всё меняет индустрию кино и видеоарт, и более того — логику восприятия. Мы поглощаем и производим видео-контент на ютубе, в инстаграме, в тик-токе. У пользователя есть заточенность на видео-контент, его легко сделать самому.

Наташа: Помимо самого контента видео, который является смыслообразующим фактором существования клуба, мне кажется, важным упомянуть перформативный характер таких показов. Видеоарт меняет восприятие пространства. Не в последнюю очередь это перформативная история — взаимодействие ведущих (нас с Наташей) со зрителем, взаимодействия между зрителями и в целом общая многосложная и разноплановая коммуникация внутри “черного ящика” центра Курехина. Видео — это инициирующий элемент, аккумулирующий и обуславливающий коммуникацию. И мы с Наташей не только смотрим/обсуждаем видео, мы наблюдаем за тем, как меняется пространство под влиянием движущегося изображения. Завораживающая сторона клуба.

У вас есть какие-то критерии отбора? Любое ли видео может попасть на показ?

Наташа: Основная задача Видео Арт Клуба — совместный (со зрителями и создателями) поиск границ жанра видеоарт. Такому поиску свойственны экспериментальность и пограничность жанров. Мы берем все видео, которые нам присылают. Мы как раз не даем оценку — качественный контент/некачественный контент, плохой/хороший. Стремимся выстроить живой диалог, и в этом диалоге для самих же себя прояснить основные тенденции и стремления авторов, работающих с видео.

Наталья: ДНК проекта — не выбирать видео. Наша цель — собрать разные жанры и подходы, показать их, чтобы таким образом заархивировать. Мы ограничены хронометаржом — от 42 секунд до 42 минут. Но пока самое продолжительное видео, которое участвовало в показе — ”Божественная матрица” группы ТО Наденька — длилось 30 минут. Собирая показ, стараемся, чтобы видео друг с другом работали комплиментарно, чтобы они друг друга дополняли. Порой гости не понимают, почему некоторые вещи мы вообще смотрим. Но это часть процесса — иногда видео спорные, их сложно смотреть или они используют коммерческие, рекламные приемы. В этом случае, мы сфокусированы на открывающейся вокруг них дискуссии. Мы не делаем оценку и отбор — нам важно представить разнообразие.

Наташа: В каждом показе 9-10 участников, но однажды, может, сделаем всего 2 участника. Опен-колл у нас бесконечный. Присылайте свои работы на почту videoartlclubrun@gmail.com!


Выстраиваете ли вы нарратив? Какой принцип организации показа?

Наталья: Показы мы с Наташей собираем по очереди. У меня один принцип, у Наташи — другой.

Наташа: Конечно же мы находимся в диалоге друг с другом, когда есть спорные моменты. Но в целом мы друг другу доверяем. Нарратива четкого у нас нет. Мы можем показать похожие темы, выстроить параллели, но это будет лайтово. Близкие по темам ролики даже в почте могут идти друг за другом, в этом и проявляется магия случая.

Наталья: Я собираю показы интуитивно — общей темы нет, но могут быть пересечения. У меня нет критериев кураторского отбора, но есть некоторые технические приемы. Например, когда я собираю показ, то чередую видео по длительности, чтобы не было подряд только длинных или коротких. Иногда не замечаешь перекличек и сюжетных связок, а они открываются во время показа! Мы будто сами наблюдаем за выбором другого куратора, куратора случайных чисел.

Наташа: И еще такой немаловажный момент — на большом экране собранные видео работают иначе, чем с экрана ноутбука. Масштаб экрана придает визуальным метафорам в видео особый монументальный характер, осязаемый телесно. Подобные показы дают возможность куратору представить видео в формате инсталляции.

Как это все работает во время показа?

Наталья: У нас есть строгий регламент. Перед показом мы собираем один файл длительностью от полутора до двух часов. Файл строится следующим образом: логотип “Видео Арт Клуб”, название видео и имя автора, само видео, потом снова вставка с логотипом, слово “Обсуждение”, а потом на экране включается таймер на 6 минут, модерирующий дискуссию. Когда включается таймер мы или авторы, если они есть в зале и есть желание, коротко комментируем работу — зачитываем информацию об авторе, описание видео. Оставшееся время обсуждаем видео с участниками клуба.

Наташа: Мы обсуждаем форму, контексты, смыслы, пытаемся развенчать границы жанра.

Наталья: За счет того, что к нам приходят разные люди — участники клуба часто имеют разный опыт и контекст, иногда возникает бурная дискуссия, иногда — тишина.

Наташа: Чередуем форматы, часто импровизируем — иногда мы сами становимся инициаторами споров, иногда только мы и обсуждаем. И в этих обсуждениях стараемся сохранять безоценочность и непредвзятость.

Кто ваш зритель? Есть завсегдатаи?

Наталья: Есть несколько постоянных гостей. Сейчас из-за коронавируса у нас есть ограничение по количеству человек в зале, и билеты быстро заканчиваются, поэтому мы не можем точно очертить аудиторию. Всегда на показах есть авторы и их друзья. У нас нет задачи сделать мероприятие для широкой публики, нам интересно аккумулировать сообщество, которое работает с видео. С движущимся изображением работают и режиссеры кино, и клип-мейкеры, и рекламщики, и мультипликаторы, и современные художники, и те, у кого просто есть интерес к фиксации жизни в видео-формате и эксперименту с техническими возможностями камеры. Когда все эти люди оказываются в одном пространстве, среди них может возникнуть интересный диалог.

Наташа: Мне интересно взаимодействовать со случайным зрителем, профанным. Интересно, как человек без специфической философской, искусствоведческой подготовки воспринимает всё происходящее. Мы (я и зритель) сейчас присматриваемся друг к другу.

Наталья: На старте мы боялись, что у нас будет мало желающих поучаствовать. Поэтому мы приглашали к участию друзей-художников, как часто бывает в проектах с опен-коллом: “Обрати внимание, ты мог бы поучаствовать”. Некоторые потом прислали нам видео, но далеко не все. Была одна встреча, на которую мы активно приглашали — 5-ый музыкальный выпуск. Этот показ, который мы собирали в формате предновогодней вечеринки, вообще выбивается из формата Видео Арт Клуба, потому что в нем не было обсуждения, и из-за этого в нем участвовало 26 видео. Нам не хватило контента, и мы написали некоторым знакомым музыкантам и режиссерам.

Какие типы видео вы выделяете из того, что вам присылают?

Наталья: В целом мне близки аналитический подход, картография и схемы, но я не уверена, что этот интерес имеет смысл переносить на Видео Арт Клуб. Хочется избежать колониального, патерналистского или патриархального взгляда. Я и так думаю, что мы достаточно насильственно подверстываем все видео друг за другом, вставляя 6-минутный таймер. Я чувствую кураторскую власть, от которой максимально хочется уйти: не инструментализировать художников, создавая рамку. Кажется, что картография и категоризация здесь совсем не нужны. Мне нравится тот процессуальный архив, который мы делаем сейчас.

Наташа: Может быть, мы позже этим займемся. Но в любом случаем наш процессуальный архив открыт для исследователей видеоискусства.

Наталья: Есть много проектов, посвященных видеоарту, с кураторским отбором: фестивали и выставки экспериментальных фильмов, анимации и видеоарта, например, Видеоформа, Сейчас&Потом; недавно Евгений Гранильщиков делал видеофестиваль в Гум-Red-Line. Есть также проекты, использующие похоже принципы или работающие с немаркируемыем как видеоарт материалом: “Часклип” Ильи Гришаева, “Эхолокация” Петра Жеребцова.

Как долго вы планируете продолжать показы?

Наташа: Мы только начали. Пока есть поток, наше желание. Закончим, когда устанем. Цель — узнавание. Многих художников мы видим впервые, кто-то открывается с новой стороны. Я формирую свой кураторский список, размышляю, кого хотела бы показать в выставочном формате в будущем.

Наталья: В проекте мне интересны два аспекта: “событие”, которое мы создаем, и распределение видимости. Хочется, чтобы участники знакомились друг с другом. Возможно, со временем Видео Арт Клуб приобретет другую форму. Например, много говорим о том, что жаль, что мы дискуссии доступны только локально — в Петербурге. Много участников пишут нам из других городов или стран.

Наташа: Думаем над онлайн форматом, но пока не ясно, как организовать и представить показ и обсуждение в онлайн трансляции.

Будет ли выставка на основе этого материала?

Наталья: Мне кажется, что у нас уже есть выставка. Она на сайте Центра Курехина! Там лежат все доступные к показу видео, и есть экспликации. Не знаю, нужно ли показывать этот материал в пространстве галереи или музея. Просмотр такой офлайн-выставки по хронометражу займет 6 часов! Есть ли у кого-то столько времени для похода в галерею?

Наташа: К тому же выставка предполагает отбор, а это противоречит нашей изначальной идее.

Вы показывали когда-нибудь на клубе свои видео?

Наталья: Показывала одно своё видео в музыкальном показе, потому что не хватало роликов. Несмотря на большой соблазн, я стараюсь этого не делать. Всегда странно, когда кураторы выступают как художники в своем же проекте. Мне кажется, что это не совсем этично. Если я показываю своё видео, то это значит, что я занимаю чье-то место. Конечно, мне как художнице было бы приятно, чтобы все два часа зрители только и обсуждали и смотрели мои видео… Но это уже другой проект :)

Наташа: А я не снимаю видео! Может, однажды дойду до этого. Мне интересны другие роли — зритель и ведущий. Это разное восприятие видео. В какой-то момент ты включаешь зрителя, фиксируешь свои впечатления, а потом нужно резко переключиться и модерировать встречу. Интересно наблюдать за собой, отслеживать свои реакции в процессе создания события. Сам становишься неким событием.

Наталья: Я уже несколько лет работаю с событийными проектами. Мне казалось, что когда в зале висит неловкое молчание — это провал, ты что-то плохо спланировал. Но потом я поняла, что экспериментальный формат подразумевает и молчание в 6 минут — это тоже стоит расценивать как опыт. Не стоит его категоризировать как “плохой” или “хороший”. В рамках расширения опыта, лично мне важно в том числе выйти из рамок и установок, что я постоянно должна эффективно проводить время, и разрешить себе допускать случайность, ошибки, паузы. Доступность и “смотрибельность” мы стараемся соблюдать с помощью временных рамок, ограничивая показы двумя часами, в конце концов, у нас есть время закрытия ЦСИ. Мы не стремимся к насильственному абсурду или трансгрессии— это не 12-часовые показы с закрытыми дверями.

Наташа: Наш формат живой, мы не возражаем, если люди будут перемещаться во время показа. Видео Арт Клуб — все-таки это перформанс.

Recent Posts

See All

Стихи - перевертыши

У войны не мужское лицо Но лёгкая мужская поступь Беспечная и сокрушительная,словно первый весенний дождь Спелая рожь Горит полыхает во мгле. У войны не мужское лицо Но мужской лукавый смех Лукавый